Levan Toidze - "Question on political status of Abkhazia" (Timeline 1921-1931)

 

Продолжение


21 октября 1921 года Е. Эшба входит в Кавбюро ЦК РКП (б) с письменным предложением ускорить решение вопроса о взаимоотношениях между Грузией и Абхазией. Для окончательного урегулирования вопроса о статусе Абхазии Кавбюро ЦК РКП (б) понадобились дополнительные материалы. С этой целью оно 29 октября 1921 года направило Оргбюро РКП (б) в Абхазии письмо с просьбой предоставить статистические сведения о национальном составе населения Абхазии. Согласно полученным данным, отображающим состояние на 1914 год, все население Абхазии составляло 181.382 человека, из них: грузины (грузинские племена) - 70114 (38, 5%); горцы и абхазы - 45705 (25%); разные азиатские народы - 20196 (11, 1%); русские - 18097 (9, 9%);, другие европейские народы - 13784 (7, 6%); армяне - 13038 (7.5%), евреи - 448 (0, 3%) (*30).
1 ноября 1921 года грузино-абхазские взаимоотношения были обсуждены на заседании Президиума Кавбюро ЦК РКП (б), в котором участвовали Орджоникидзе, Киров, Мясников, Назаретян, Фигатнер, Маврин, Мравян и Эшба. Принятое постановление гласило:
«1. Считать необходимым приступить к выработке проекта договора о взаимоотношениях между Грузией и Абхазией.
2. Для разработки проекта договора выбрать комиссию в составе т. т. Эшба, Элиава, Леграна под председательством тов. Леграна.
3. Разработанный проект договора представить на утверждение Президиума Кавбюро ЦК РКП (б). 4. Работа комиссии должна быть закончена к 10 ноября» (*31).
Заключению союзного договора между Грузией и Абхазией противостояли определенные круги в Абхазии. Часть руководящих работников ставила вопрос о непосредственном (минуя Грузию) вхождении Абхазии в Закавказскую федерацию. Об этом прямо говорилось в письме Е. Эшба в Кавбюро. датированном 14 ноября 1921 года (*32). Вопрос был окончательно решен Президиумом Кавбюро ЦК РКП (б), имевшим суждение 16 ноября 1921 года «о взаимоотношениях между Абхазией и Грузией». Президиум Кавбюро с участием Орджоникидзе, Фигатнера, Назаретяна, Элиава, Мдивани, Маркова, Миронова, Егорова, Адно, Эшбы и Гогоберидзе принял решение:
«1. Считать экономически и политически нецелесообразным существование независимой Абхазии;
2. Предложить тов. Эшба представить свое окончательное заключение о вхождении Абхазии в состав федерации Грузии на договорных началах или на началах автономной области в РСФСР» (*33).
Как видим, существовал и другой, совершенно неприемлемый для грузинского народа вариант решения абхазской проблемы - включения Абхазии в РСФСР «на началах автономной области». У грузинского народа и на этот раз ничего не спрашивали. Что же касается оставления Абхазии в «федерации» Грузии, это, надо полагать, было обусловлено тем, что в случае вхождения Абхазии в РСФСР, она получала статус лишь автономной области. А это было на две ступени ниже, чем предлагали Абхазии в «федерации Грузии». Собственно говоря, не совсем понятно по какому принципу давался Абхазии в одной федерации (РСФСР) статус лишь автономной области, а в другой (ССР Грузии) - статус советской социалистической республики или же договорной советской социалистической республики. Анализируя вышецитированное постановление Кавбюро ЦК РКП (б), нельзя не заметить, что имеется налицо своеобразная дискриминация Грузии.
Кавбюро определило и взаимоотношения Оргбюро РКП (б) в Абхазии с Центральным Комитетом Компартии
Грузии. В постановлении Президиума Кавбюро ЦК РКП (б) от 24 ноября 1921 года сказано: «Оргбюро Абхазии организационно связывается с ЦК КПГ, сохраняя название РКП» (*34).
Добившись декларирования независимой Абхазии, сепаратисты и их подстрекатели не унимались - стремились вообще отсечь Абхазию от Грузии и присоединить ее к России. Беспределен, царивший тогда в национально-государственном строительстве, не исключал и такую возможность. Об этом свидетельствует и решение Кавбюро ЦК РКП (б) от 16 ноября 1921 года, о чем было сказано выше.
Таким образом, территориальная целостность Грузия ставилась перед большой опасностью. Естественно, ее чувствовали и грузинские большевики, которые во избежание ответственности перед грузинским народом, должны были принять все меры, чтобы любым способом, в любой форме сохранить Абхазию в составе Грузии. Перед Коммунистической партией, представлявшей правящую партию Грузии, остро стал вопрос - как быть? Следовало учесть и то, что время работало на абхазских сепаратистов. Были разные варианты объединения: федерация, конфедерация, автономная единица в составе Грузии. Абхазия уже была объявлена самостоятельной советской республикой и вряд ли в тот момент кто-нибудь из грузинских лидеров осмелился бы предложить ей официальный статус автономной республики. В конечном итоге остановились на договорной республике.
На основе постановления Кавбюро ЦК РКП (б) от 16 ноября 1921 года между Грузией и Абхазией 16 декабря 1921 года был заключен союзный договор, который от имени правительства Грузинской ССР подписал С. И. Кавтарадзе, а от имени Абхазской ССР - Н. А. Акиртава и С. А. Картозия.
«Исходя из глубокой общности национальных уз, связывающих трудящиеся массы Грузии и Абхазии, - говорится в договоре, - и принимая во внимание, что только полное объединение всех сил обеих братских республик может обеспечить как интересы их, так и Великой пролетарской революции... Советская Социалистическая республика Грузии и Социалистическая Советская республика Абхазии вступают между собой в военный, политический и финансово-эконемический союз... Оба правительства объявляют объединенными следующие комиссариаты:
а) военный,
б) финансовый, в) народного хозяйства,
г) почт и телеграфов,
д) Чрезвычайную комиссию,
е) рабоче-крестьянскую инспекцию,
ж) Народный комиссариат юстиции и з) морского транспорта... иностранные дела остаются целиком в ведении социалистической Советской республики Грузии... Во все краевые объединения, в частности, Федерацию Закавказских республик, Абхазия входит через Грузию...» (*35).
После этого Абхазия целых 10 лет именовалась договорной республикой в составе Грузии. Это зафиксировано в решениях съездов Советов обеих республик. То же самое сказано в первой советской Конституции Грузии (март 1922 года) (*36).
Газета «Голос трудовой Абхазии» в это время писала: «Если существование отдельной самостоятельной и независимой советской республики было необходимо в первый период установления Советской власти в Закавказье, то в дальнейшем такая самостоятельность только вредит интересам трудящихся» (*37).
Следует отметить, что объявление Абхазии советской социалистической республикой с самого начала воспринималось республиканскими, всесоюзными органами и даже абхазскими деятелями как временный акт. Договорная республика Абхазии фактически рассматривалась, как автономная республика в составе Грузии. На первой областной партконференции в январе 1922 года один из лидеров советской Абхазии Н. А. Лакоба говорил: «Когда мы, ответственные работники Абхазии, сказали нашим старшим товарищам по партии, что для того чтобы среди мелких народностей, как например абхазской, сохранить идею Советской власти (а это очень важно), нужно на одну минуту (подчеркнуто мною. - Л. Т.) объявить Абхазию независимой республикой, нам ответили: «объявляйте себя независимой республикой, лишь бы это помогло сохранению советской идеи, укреплению советского строя в этой крошечной Абхазии. А советская Абхазия, просуществовав, как независимая республика, говорит: «исторические и экономические условия требуют того, чтобы Абхазия и Грузия составляли одно целое» (*38).
В мае 1922 года на II областной партконференции тот же Н. А. Лакоба сказал: «Мы суверенное государство, правда, советское государство, но независимое. В этом отношении нам надо было не забываться, мы должны были сказать, что эти политические формы, объявления независимости и т.д. - чепуха, этим соблазняться не надо было. Нам нужна было вывеска, мы ее вывесили, но преклониться перед этой вывеской (подчеркнуто мною. - Л. Т.) не надо было» (*39).
10 сентября 1921 года секретарь Оргбюро РКП (б) в Абхазии Н. Сванидзе в письме в Кавбюро ЦК РКП (б) отмечал: «Советская Абхазия по своему территориальному размеру равна российскому уезду.. Между тем по формальным соображениям Абхазия является самостоятельной республикой (подчеркнуто мною - Л. Т.)» (*40).
О временном характере независимости Абхазии говорил и другой лидер абхазских коммунистов Е. А. Эшба: «После того, как советские войска вошли в Сухуми, на заседании ответственных работников как местных, так и российских, и работников Грузии мы единодушно остановились на том, что для изживания национальной розни необходимо хотя бы временно, до съезда Советов (подчеркнуто мною - Л. Т.) объявить независимость Абхазии. Против этого не протестовал никто, хотя это было и несколько неожиданным. Даже мы, которые двигались оттуда, с севера, думали, что Абхазия будет существовать как составная часть Советской Грузии, но когда мы сюда приехали и разобрались, в какую атмосферу мы попали, мы вынуждены были такую форму независимости Абхазии принять. Против этого не протестовал никто, не протестовали и наши высшие партийные органы, как Грузии, так и России» (*41).
Относительно временного и формального характера независимости Абхазии имелись суждения и на III съезде КП Грузии, на котором 8 мая 1924 года Нестор Лакоба еще раз подчеркнул: «Нужно было сделать абхазца зрячим, нужно было ему сказать, что если ему уж так хочется поиграть с огнем, то пусть поиграет, пока не обжжется. И когда мы Серго (подразумевается Серго Орджоникидзе - Л. Т.), говорили, что мы хотим независимую республику, он сказал: пусть так будет. Через несколько времени мы пришли и заявляем, что теперь мы тяготеем к Грузии. «Валяйте», сказал он' «Это дело доброе». Теперь мне Ломинадзе (подразумевается секретарь ЦК КП Грузии Виссарион (Бесо) Ломинадзе - Л. Т.) заявляет, что через год мы вычеркнем слово «договорная республика»... Мы просто говорим, что являемся договорной республикой, и я имею смелость заявить, что через два года даже и эти слова крестьяне Абхазии вычеркнут».
В Своем выступлении Н. А. Лакоба фактически возражал против объявления абхазов «особой национальностью». Констатируя, что царское правительство «противопоставляло культурной грузинской национальности абхазскую народность», Н. А. Лакоба сказал: «Если с исторической точки зрения подойти к абхазцам, конечно, никакой роли в истории человечества Абхазия сыграть не могла, хотя бы потому, что этот народ... не имеет ни своей истории (?! - Л. Т.). ни своей письменности, ни своей литературы». И далее: «И мне думается, что, исходя из нашей конкретной действительности, мы солидарны с Грузией. Абхазия тяготеет к трудящимся массам Грузии, и оформления мы добьемся тем путем, который называется тяготением Абхазии к Грузии и желанием абхазцев приобщить себя к культуре трудящихся масс Грузии» (Архив политических партий (г. Тбилиси), ф. 14, оп. 5, д. 1. лл. 230-235).
Таким образом, по мнению руководителей Абхазии независимость Абхазии была «временной», «на одну минуту», «вывеской», «чепухой». «формальностью» и т. д. В действительности Абхазия даже на одну минуту не была независимой. Политически и экономически она полностью зависела от Грузинской ССР. Кавбюро ПК РКП (б) тоже не считало Абхазию независимой республикой. В июле 1921 года пленум Кавбюро постановил: «1. Признать необходимым проведение в жизнь независимости кавказских республик (грузии, Азербайджана, Армении)» (*42). Как видим Кавбюро не упоминает Абхазию среди независимых республик Кавказа (имеется в виду независимость в советском понимании).
Резюмируя вышесказанное можно заключить, что Абхазия в марте 1921 года была объявлена самостоятельной советской социалистической республикой временно и формально, фактически Абхазия на протяжении 10 лет (1921-1931 гг.) пользовалась статусом автономной республики. Во все региональные и всесоюзные государственно-политические и экономические объединения (Закавказская федерация, ССР и т.д.) Абхазия входила лишь через Грузинскую ССР. Бюджет Абхазии составлял часть бюджета грузии. Правительство партийные органы Абхазии были подотчетны законодательным и исполнительным органам грузии, ЦК КП Грузии. Партийные, законодательные и исполнительные органы России и СССР рассматривали Абхазию как автономную республику, входящую в состав ССР Грузии. Даже в конституции СССР 1924 года Абхазия фигурирует как автономная республика. «Автономные республики Аджарии и Абхазии, - отмечено в Конституции СССР, -Юго-Осетинская, Нагорно-Карабахская и Нахичеванская автономные области посылают в Совет Национальностей по одному представителю» (*43). Абхазия упоминается как автономная республика и в некоторых тогдашних партийных документах. 27 февраля 1922 года Президиум ЦК Компартии Грузии, рассмотрев вопрос «О числе мест в ЦИК, предоставляемом Центру, автономным республикам, Армии...», постановил: «Предоставить: Центру 35, автономным республикам Абхазии, Аджарии... по 3 места» (*44).
В августе 1921 года по инициативе Кавбюро ЦК РКП (б) было создано «Экономическое бюро Закавказья», в состав которого входили представители Азербайджана, Армении и Грузии. Представителя Абхазии, как отдельной единицы, в составе «Экономбюро» не было.
Советская Россия имела своих представителей во всех республиках Закавказья - в Грузии, Армении и Азербайджане. Эти же республики имели своих представителей в России. Обмен представителями между Россией и Абхазией не практиковался. Не был оформлен и договор между Россией и Абхазией. Россия признала суверенитет Азербайджана, Армении и Грузии.
Абхазия, как самостоятельная республика, в отличие от Грузии, Армении и Азербайджана, никогда не была субъектом международного права. И это потому, что Абхазия не представляла реально существующую самостоятельную {даже в советском понимании) республику.
Несколько слов об отношении В. И. Ленина к независимости Абхазии (в последнее время и этот вопрос стал предметом дискуссии). Безусловно, В. И. Ленин, как было сказано, знал, что в марте 1921 года Абхазия была объявлена, Советской Социалистической Республикой, что Абхазия на основе союзного договора, входила в состав Грузии. Он, конечно, не мог не знать, что Советская Россия по договору, заключенному с Демократической республикой Грузии 7 мая 1920 года, признала Абхазию неотделимой частью Грузии. В. И. Ленин ни разу не упомянул Абхазию,. как республику, находящуюся вне пределов грузии. 14 апреля 1921 года В. И. Ленин обратился со специальным письмом коммунистам Кавказа, в частности, коммунистам Азербайджана, грузии, армении, Дагестана и Горской республики. В этом документе Абхазия не упоминается (*45). Как самостоятельная республика, она не названа и в другом документе, написанном В. И. Лениным 28 ноября 1921 года (*46). Это проект о создании федерации Закавказских республик - Азербайджана, Грузии и Армении, то есть реально существующих советских социалистических республик (*47).
1 апреля 1925 года III съезд Советов Абхазии утвердил (*d) Конституцию Абхазской ССР, которая не была обнародована, ввиду чего законной силы не приобрела и в действие не вступала. Тем не менее следует на ней коротко остановиться. В четвертой статье этой Конституции сказано: «ССР Абхазия, объединившись на основе особого союзного договора с ССР Грузией, через нее входит в Закавказскую социалистическую Федеративную Советскую республику и в составе последней - в Союз Советских Социалистических республик (*48).
Следующая (пятая) статья этой же Конституции гласила: «ССР Абхазия есть суверенное государство, осуществляющее государственную власть на своей территории самостоятельно и независимо от другой какой-либо власти. Суверенитет ССР Абхазии, ввиду добровольного ее вхождения в ЗСФСР и Союз ССР, - ограничен лишь в пределах и по предметам, указанным в Конституциях этих Союзов... ССР Абхазии сохраняет за собою право свободного выхода как из состава ЗСФСР, так и из Союза ССР» (*49).
Эта статья была ошибочной, так как Абхазия не являлась ни суверенным государством, ни субъектом ЗСФСР и СССР.
Вызывало недоумение и то, что по этой Конституции языком государственных учреждений в Абхазии был признан лишь русский язык.
Выступая на IV съезде Компартии Грузии 2 декабря 1925 года Н. А. Лакоба по поводу этой Конституции сказал: «Вместо того, чтобы на 5-м году существования Советской власти в Абхазии снять с повестки дня вопрос о так называемых взаимоотношениях Абхазии с Грузией, мы наоборот, размахнулись конституционной глупостью (подчеркнуто мною - Л. Т.): Конституцию свою мы написали таким образом, что Грузия для Абхазии является как бы проходным коридором для вхождения последней в Закавказскую Федерацию... Вторая наша ошибка это в вопросе о языке...
Численное, культурное и экономическое соотношение сил народностей, населяющих Абхазию, не позволяет довольствоваться одним русским языком... Нам эту ошибку нужно было исправить... Третья ошибка сводилась к тому, что руководящий состав работников по национальному признаку выглядел тоже не совсем благополучно. Мингрельцы, армяне, греки за последнее время стали поговаривать о том, что с Лакобой, с другим, с третьим они могут примириться, но не согласны с тем, чтобы все управление в Абхазии находилось исключительно в руках абхазцев» (*50).
Касаясь вопроса о непосредственном вхождении Абхазии в Закавказскую федерацию, Н. А. Лакоба на этом съезде говорил: «Такая мысль бродила и, у меня, и у многих других ответственных товарищей... От этой мысли мы отказались раз навсегда... В абхазии постановка вопроса о том, что она действительно независима и куда-то хочет уйти от грузии, приведет к тому, что Абхазия, как карточный домик. построенный шаловливой .рукой мальчика, распадается. Это действительное положение вещей. Об этом говорит действительность, если ее брать так, как она есть» (*51).
А 13 июня 1926 года на III сессии Всегрузинского ЦИК в г. Сухуми Н. А. Лакоба отметил: «Мы являемся Абхазской республикой. Абхазскую республику кое-кто понимает так: если Абхазская республика, значит республика для абхазцев... тут нужно проводить такую политику, чтобы грузины, а наравне с ними и армяне, и греки не чувствовали себя на положении незванных или званных гостей. Нужно, чтобы они чувствовали себя в Абхазии на положении равных с равными, на положении равноправия с абхазцами и грузинами (*52).
Н. А. Лакоба также говорил: «Мы в ошибках своих добросовестно сознались и взялись за их, исправление» (*53). И правда ошибки были исправлены. Это не требовало больших усилий, так как необходимость исправления «конституционной глупости» признавалась всеми, в первую очередь абхазскими лидерами. Так, 6 сентября 1925 года Закрайком РКП (б), заслушав и утвердив предложения Комиссии ЗакЦИКа, постановил:
«1. Признать необходимым оформить в конституционном порядке взаимоотношения между ССР Абхазией и ССР Грузией и пересмотреть Конституцию ССР Абхазии, принятую на III съезде Советов Абхазии.
2. Предложить обкому партии и Совнаркому Абхазии, в целях урегулирования национального вопроса, разработать на основе существующих декретов ЗакЦИКа и ГрузЦИКа проект о применении языков и представить в ЦК КП Грузии.
3. При выборах советских и профессиональных органов принимать во внимание национальный состав данного района и уезда» (*54).
Предложения Заккрайкома РКП (б) были рассмотрены Президиумом Абхазского обкома КП (б) Грузии 11 сентября 1925 года. Обком партии предложил ЦИК и СНК Абхазии пересмотреть Конституцию Абхазии по вопросу о взаимоотношениях Грузии с Абхазией и представить новый проект Конституции на утверждение обкома КП (б) Грузии. Была создана конституционная комиссия во главе с Н. А. Лакобой. Комиссия подготовила проект изменений Конституции Абхазии, который был утвержден секретариатом ЦК КП (б) Грузии 27 октября 1925 года. Секретариат поручил ЦИКу Абхазии проект «Провести в советском порядке» (*55).
Одобренный Центральным Комитетом Компартии Грузии проект изменений Конституции Абхазии был представлен за подписью Н. А. Лакоба. В проекте было записано: «Ст. 4. ССР Абхазия на основе особого союзного договора объединяется с ССР Грузией и в составе ее входит в ЗСФСР... Ст. 5. ССР Абхазия осуществляет государственную власть на своей территории самостоятельно и независимо, поскольку власть эта неограничена договорными отношениями с ССР Грузии и Конституциями ЗСФСР и Союза ССР... Ст. 8. Языком государственных учреждений ССР Абхазии являются три языка: абхазский, грузинский и русский...» (*56).
В дальнейшем эти предложения были целиком учтены соответствующими органами Абхазии (обком партии, ЦИК, СНК).
В это же время шла усиленная работа по пересмотру Конституции ССР Грузии. Состоявшаяся в июне 1926 года в г. Сухуми третья сессия ЦИК Грузии, заслушав доклад о проекте Конституции ССР Грузии, уделила большое внимание вопросам оформления договорных взаимоотношений между Грузией и Абхазией. Сессия утвердила и ввела в действие Конституцию Грузинской ССР. Окончательно она была утверждена IV съездом Советов Грузии.
В Конституции Грузии было зафиксировано, что Абхазия входит в состав Грузии и через нее - в ЗСФСР.
III сессия ЦИКа Грузии предложила ЦИКу Абхазии переработать Конституцию ССР Абхазии и привести ее в соответствии с Конституцией Грузинской ССР.
27 октября 1926 года Третья сессия ЦИКа Абхазии одобрила переработанный текст Конституции ССР Абхазии. Текст этой Конституции был опубликован и введен в деиствие в 1926 году. Окончательное ее утверждение произошло на IV съезде Советов Абхазии (март 1927 года).
В новой редакции Конституции говорилось, что Абхазия является социалистическим государством (вместо «суверенного государства» старой редакции). Принципиальное значение имела статья четвертая Конституции, которая после переработки гласила: «Социалистическая Советская республика Абхазия осуществляет государственную власть на своей территории самостоятельно и независимо, поскольку власть эта не ограничена договорными отношениями с Социалистической Советской республикой Грузией и Конституциями Закавказской Социалистической Федеративной Советской республикой и Союза Советских социалистических республик» (*57). Было внесено изменение и в статью, касающуюся языка государственных учреждений. Новая Конституция признавала государственными языками абхазский, грузинский и русский (*58).
Таким образом, в новой редакции Конституции ССР Абхазии были исправлены отдельные недостатки и ошибки, имевшиеся в первой Конституции.
На VI съезде Компартии Грузии 4 июля 1929 года Н. А. Лакоба говорил: «...Я хочу со всей определенностью заявить, что вопрос о взаимоотношениях Абхазии с Грузией решен давным давно. Конституционные взаимоотношения Абхазии и Грузии сформированы таким образом, что Абхазии самой кое-что придется исправлять в своей Конституции; разговор же о том, что Абхазия недовольна Грузией, является сплошным вздором. Политическое равенство трудящихся масс Абхазии с рабочими и крестьянами Грузии давно уже осуществлено. Что касается наличия культурного и экономического неравенства между Абхазией и Грузией, то для подтягивания Абхазии, как экономически более отсталой по отношению к более сильным уездам Грузии, ЦК делал и делает все возможное. Это культурно-экономическое неравенство между Абхазией и Грузией досталось нам в наследство от прошлого. Это не вина ни Грузии, ни Абхазии... ...Экономический и культурный рост Абхазии достигает и будет достигаться при непосредственной, активной материальной и организационной поддержке Грузии. Этого пе может видеть только отъявленный негодяй...»(*59).
Состоявшаяся в апреле 1930 года третья сессия ЦИКа Абхазии рассмотрела вопрос о договорных взаимоотношениях между ССР Грузией и ССР Абхазией. Было отмечено, что изменения, происшедшие за 10 лет в политической, хозяйственной и культурной жизни Грузии и Абхазии, требуют пересмотра договора от 16 декабря 1921 года между ними, т. к. он не отражает действительных взаимоотношений и устарел за исключением пункта, касающегося объединения Абхазии и Грузии. «В связи с тем, что договор 16 декабря 1921 года потерял реальное значение и следовательно его можно рассматривать лишь как соглашение об объединении ССР Абхазии с ССР Грузией, а действительные взаимоотношения этих республик были точно определены в их конституциях - необходимо признать, что наименование договорной ССР Абхазии не имеет реального содержания» - говорится в справке Правительства Абхазии, подготовленной к этому моменту.
Принимая во внимание вышеизложенное III сессия ЦИКа Абхазии постановила «Исключить из Конституции ССР Абхазии название «Договорная республика», заменив его словами «Автономная республика».
VI съезд Советов Абхазии, проходивший в феврале 1931 года, одобрил решение III сессии ЦИКа Абхазии (апрель 1930 года) о преобразовании договорной ССР Абхазии в автономную и решил «ввести Абхазию в состав Советской социалистической республики Грузии на автономных началах».
В связи с этим Н. А. Лакоба на этом съезде говорил: «Вопрос о взаимоотношениях между трудящимися Грузии и Абхазии разрешен полностью..., как особый вопрос, считается совершенно снятым с повестки дня» (*60).
Решения III сессии ЦИКа Абхазии и VI съезда Советов Абхазии о преобразовании договорной республики Абхазии в автономную республику в составе Грузии одобрил VI съезд Советов Грузии (февраль 1931 года).
Были внесены изменения в Конституции Абхазской АССР и Грузинской ССР. Абхазия стала называться Автономной Советской Социалистической республикой, входившей в состав Грузинской ССР. Соответственно договор от 16 декабря 1921 года между Грузией и Абхазией утрачивал свою силу. Отныне их отношения получили новую правовую базу.
Если встать исключительно на формально-правовую точку зрения и закрывать глаза на то, как обстояло дело с реальными полномочиями, которыми действительно пользовались власти Абхазии, то преобразование Советской социалистической республики Абхазии в АССР, несомненно, покажется ограничением ее статуса. Но если исходить из реальных прерогатив властных структур Абхазии, то следует признать, что это преобразование, по существу своему, ничего не меняло в политической и хозяйственно-культурной жизни Абхазии и, собственно говоря, практически не понижало ее реального политического статуса. На деле этот акт только лишь адекватно выразил фактическое положение, сложившееся к тому времени в грузино-абхазских взаимоотношениях, устранил несоответствия между формой и содержанием, положением де-факто и де-юре.
Поэтому нам кажутся несостоятельными и надуманными утверждения некоторых абхазских историков и политических деятелей, будто конституционные изменения 1931 года, кусающиеся преобразования ССР Абхазии (независимость которой в 1921 году была декларирована «временно», «формально», «на одну минуту», «для вывески» и т. д.) в АССР в составе Грузии, были направлены против ленинского решения абхазского вопроса. На деле речь шла о приведении правовых отношений в соответствие с реальностью и проводимой в СССР политикой государственного устройства. Кроме того, шаг этот следует рассматривать и как запоздалое исправление кричащего несоответствия, допущенного в свое время Лениным, Сталиным, другими большевиками-лидерами, в национально-государственном строительстве в Абхазии.
В итоге данное преобразование не только облекло статус Абхазии в форму, адекватную ее реальному положению, но и привело ситуацию в Абхазии в соответствие с унификаторскими требованиями общей для СССР доктрины национально-государственного строительства в целом.

(Смотрите начало)


ЦИТИРОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

30. См.: Названную книгу Дж. Гамахария. с. 124.
31. Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории. ф. 64, оп. 1, д. 2, л. 85; Архив политических партий (г. Тбилиси), ф. 8. оп. 3, д. 1065, л. 6.
32. См.: Названную книгу Дж. Гамахария,. с. 125.
33. Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории, ф. 64, оп. 1, д. 2. л. 94: Архив политических партий (г. Тбилиси), ф. 8, оп. 3, д. 1065. л. 8-9.
34 Российский центр хранения , и изучения, документов новейшей истории, ф. 64, оп. 1, д. 2. л. 105: Архив политических партий (г. Тбилиси), ф, 8, оп. 3, д. 1065, л. 11.
35. Борьба за упрочение Советской власти в. Грузии (1921-1925 гг.). Сборник документов и материалов, Тб., 1959, с. 80.
36. Конституция Социалистической Советской республики Грузии, Тб., 1922. с, 3 (на груз. яз.).
37. "Голос трудовой Абхазии", 21 декабря 1921 года.
38. Н. А. Лакоба. Статьи и речи. Сухуми, 1987, с.24.
39. Партархив Абхазского обкома КПГ. ф. 1„ оп. 1, д. 56, л.38 (цит.: по названной книге Дж. Гамахария. с. 118).
40. Там же.
41. Цит.: по назв. книге Б. Е. Сагария. с. 44.
42. Архив политических партий (г. Тбилиси), ф. 14, оп. 1, д.37, л. 180.
43. История советской Конституции (1917-1956 гг.). Москва 1957. с. 463.
44. Архив политических партий (г. Тбилиси), ф. 14, оп 1, д.192, л. 215.
45. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 43, с. 198-200.
46. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 255;
47. О временном и формальном характере независимости Абхазии в этот период см. также А. М. Ментешашвили. Из историй взаимоотношений грузинского, абхазского и осетинского народов. Тб., 1990, с. 60-63.
48. Съезды Советов Союза ССР, союзных и автономных советских социалистических республик. Сборник документов в семи томах. 1917-1937 гг., т. VI, Съезды Советов союзных и автономных советских социалистических республик Закавказья. Сб. док., 1923-1937, М., 1964, с. 687.
49. Съезды Советов... Сб. док., т. VI, с. 687.
50. Н. А. Лакоба. Статьи и речи. Сухуми, 1987, с. 177-178.
51. Н. А. Лакоба. Статьи и речи. Сухуми, 1987, с. 177.
52. Там же, с. 206-207
53. Там же, с. 178.
54. Архив политических партий (г. Тбилиси), ф. 13, оп. 3, д.31, л. 8-9.
55. Там же, ф. 14, оп. 2, д. 364, л. 62.
56. Там же, ф.14,оп. 2, д. 37, л. 66.
57. Съезды Советов... Сб. док. т. VI, с. 711-712.
58. Подробнее см.: Назв. кн. Б. Е. Сагария, с. 208-218.
59. Н. А. Лакоба. Статьи и речи, Сухуми, 1987, с. 277.
60. Цит.: по назв. кн. Б. Е. Сагария, т. 224-226.

(Смотрите начало)


Смотрите также другие исторические книги:


© Леван Тоидзе - "К вопросу о политическом статусе Абхазии (1921-1931)
Levan Toidze - "Question on political status of Abkhazia" (Timeline 1921-1931)
© Presented by Besiki Sisauri

HOME

Make your own free website on Tripod.com